Главная Наши интервью То, что остаётся навсегда

То, что остаётся навсегда

10.09.2014
То, что остаётся навсегда

Лидия Николаевна Мурашкина проживает в Винах в течение пятнадцати лет. В своё время вынуждена была уехать из шумного загазованного Ленинграда из-за проблем со здоровьем. Она – одна из немногочисленных живых свидетелей страшной военной годины, больше того, свидетельница одной из самых ужасающих её страниц. Юным подростком она пережила от первого до последнего дня блокаду города на Неве.

Война для девочки началась с крика бегущего по улице отца. «Война, война…» - всё повторял и не мог остановиться он. В семье в ту пору было шестеро детей. Лидочка – младшая, ей на тот момент исполнилось семь лет.

Потекли тревожные дни, вокруг Ленинграда смыкалось кольцо блокады. Еды становилось всё меньше, неопределённости и тоски всё больше. Первым от голода умер отец, которого не взяли на фронт по причине возраста и трудовых заслуг перед Родиной. Умирая, уже в бреду, всё просил есть.

Второй умерла одна из старших сестёр – девушка упала у входа в дом и больше не поднялась. Мать скончалась от контузии, полученной от влетевшего прямо в комнату и взорвавшегося снаряда.

Опустошённая горем сиротства, измотанная голодом и холодом, маленькая Лида целыми днями и ночами стояла, прижавшись к печке, в ожидании драгоценного часа выдачи хлебной пайки. Серый крохотный брусочек тут же съедался, и «вахта» у печки начиналась сначала…

Отца похоронили в одной из братских могил, тело сестры забрали военные, и, по всей видимости, также захоронили вместе с остальными умершими. Про мать она ничего не знает.

Когда после прорыва блокады наступила долгожданная весна 44-го и город медленно начал оживать вместе с первой зеленью, с первыми редкими дарами огородов, позволявшими поддержать вконец обессилевшие организмы, люди впервые за последние годы стали робко улыбаться. А повзрослевшая Лида всё плакала и плакала. Её детство ушло вместе с умершими на глазах отцом, матерью, сестрой. Его остатки были разъедены тем, что называется неизбывное горе, от которого невозможно избавиться насовсем, которое остаётся с человеком на всю жизнь.

После перенесённой блокады ленинградских детей массово отправляли в южные пионерлагеря и здравницы, чтобы хоть как-то восстановить и поддержать здоровье. Не стала исключением и Лида. Пожалуй, именно под ласковым южным солнцем, благодаря трогательной заботе персонала, отличному питанию и процедурам, она стала оттаивать душой и телом, набираться сил для дальнейшей жизни.

Вернувшись, девушка-подросток вместе с сёстрами жила у знакомых, ведь дом после бомбёжек превратился в руину под снос. Подрабатывала домработницей. Потом устрои-лась на масштабную стройку одной из ленинградских электростанций. Вышла замуж, родила дочь, много лет работала в детских яслях.

Лидия Николаевна родилась в 1934-м, её муж Владимир Николаевич с 1929 года. Они познакомились в одном из домов отдыха, и сразу полюбили друг друга, да и в судьбах их семей, переживших блокаду, было очень много общего. Владимир Николаевич - освободитель Ленинграда, имеющий медаль за оборону Ленинграда. Его не стало в минувшем году. Женщина очень тяжело пережила уход любимого человека. Резко ухудшилось самочувствие. Её близкие – это дочь и зять, живущие в Валдае, а также сестра покойного мужа из Санкт-Петербурга.

Как и многие люди её поколения, несмотря на тяжёлые физические лишения, перенесённые в детстве и юности, Лидия Николаевна моложаво выглядит, и в свои восемьдесят остаётся работоспособной и жизнелюбивой, старается не сидеть на месте.

Хочется от души поздравить её с этим серьёзным юбилеем, пожелать ей продолжать  любить жизнь и, конечно, как можно меньше болеть, а быть побольше окружённой теплом и заботой, большими и маленькими радостями.

О. Егорова

 

Комментарии (0)

Фотогалерея

архив новостей

Подписка

Поделись новостью

Каталог организаций