Главная Наши интервью Дети войны свидетельствуют…

Дети войны свидетельствуют…

19.11.2014
Дети войны свидетельствуют…

 «Принято считать, что детство – самое счастливое и беззаботное время в жизни человека. Но поколение, рождённое в середине 20 века, не насладившись детскими играми и забавами, сразу шагнуло во взрослую жизнь, где были бомбёжки, гибель близких людей, страх, голод, оккупация, блокада, концлагеря, разруха и непосильный труд наравне со взрослыми…», - так пишет в предисловии к книге «Войной разбитые сердца» председатель правления регионального отделения «Союз пенсионеров России» Новгородской области Н.Г. Егорова.

Недавно вышла книга воспоминаний о несостоявшемся детстве. 64140 жителей Новгородчины являются детьми войны (в нашем районе – чуть более полутора тысяч).

В одной из глав под названием «Ботиночки» отражены биографические воспоминания нашей землячки Зинаиды Александровны Катичевой.

На фоне пронзительных по эмоциональной тональности трагических воспоминаний, пережитых новгородскими детьми войны, эта история кажется удивительно светлой и доброй, по-ребячьи наивной.

«Родилась я 23 октября 1938 года. В первые же дни войны папа был мобилизован на фронт. 19 августа 1941 года немцы захватили Новгород, отрезав Крестцы от областного центра Ленинграда…Через него почти непрерывно шли колонны солдат и боевой техники, а с аэродрома взлетали на защиту нашей земли самолёты.

В Крестцах стояли разного рода войска. Напротив нашего дома в Ямской слободе расположился автоотряд. Перед домом была большая площадь, где стояли автомашины, наверное, с радиостанциями. Я помню, как в редкие минуты отдыха (мне тогда было неполных 5 лет) солдаты угощали детей кашей, кусочками сахара.

Однажды моя мама Татьяна Степановна присела на лавочку около дома. К ней подсел один из солдат, разговорились. Мама всё надеялась что-нибудь узнать о моём папе, от которого не было никаких вестей. Тут подошла я. Тогда солдат сказал, что дома у него осталась дочь – такая же девочка, и он везёт ей в подарок ботиночки. Он куда-то отошёл и принёс коричневые, очень красивые ботиночки. Сказал, что хочет примерить их на мне. Я обула ботиночки. Они оказались впору и очень понравились! Разговор взрослых продолжался. А я, недолго думая, решила показать ботиночки своей тёте Прасковье Васильевне, папиной сестре, очень меня любившей и жившей довольно далеко от нашего дома.

И вот я иду (как прошла, не помню) мимо цистерн, окопов, военных постов, охранявших горючее для самолётов. Прошла путь от Ямской слободы до улицы Павловская. Тётя ахнула, увидев меня, так как я одна к ней ещё не приходила. Я что-то рассказала ей про солдата, про маму, про ботиночки. Она схватила меня в охапку и принесла домой «на клюках». Мама с солдатом ещё разговаривали, но, увидев меня с тётей, всё, конечно, поняли. Тогда солдат сказал: «Пусть ботиночки останутся у девочки. Ведь ещё неизвестно, когда я вернусь домой и вернусь ли. Носи, доченька, на здоровье».

Эти ботиночки я носила, пока они не стали мне малы. А потом сказала: «Мамочка, спрячь их для моего детёнышка». Мама рассмеялась, но ботиночки сохранила, и часто мы с ней вспоминали нашего Солдата, его добрую душу и щедрое сердце. Спасибо тебе, Солдат, дай Бог, чтобы ты вернулся к своей девочке, к своей семье!»

Позже Зинаида Александровна рассказала нам следующее:

- Отец мой Александр Васильевич Юферицын в начале 1946 года вернулся с фронта. Он был связистом. Ему повезло и в том, что даже не был ранен.

Те ботиночки действительно хранились очень долго. Помню, я их так заносила, что носы уже стали белые и оббитые. Они долго хранились в нижнем ящике шкафа, я уже в начальной школе училась. Что потом с ними стало, не знаю.

Ещё мне накрепко врезалось в память, как очень сильно бомбили наш посёлок. Во время каждой бомбёжки мама почему-то меня клала вдоль печки и сама ложилась, прикрывая собой. Мне было страшно, и я всегда кричала: «Мамочка, ляг на меня!» Наш дом, к счастью, остался цел, но одна из бомб попала в стоящий напротив. Из рассказов мамы и тёти знаю, что нас, как и многие семьи, эвакуировали по деревням района. Так мы попали в Санталово. Они обе пешком периодически ходили в Крестцы проведывать дома и огороды - так делали многие эвакуированные.

День окончательного возвращения запомнился мне тем, что, когда вошли в дом, бросилась в глаза постель, полностью усеянная множеством мелких зеркальных осколков. Скорее всего, во время одной из бомбёжек так сильно тряхнуло наш дом, что оба зеркала, висевшие на стенах, упали.

К бомбёжкам мы, судя по всему, привыкли. Поначалу сразу бежали домой. А помнится случай, когда с соседским мальчишкой Колькой Бариновым (мы потом с ним учились в одном классе) спрятались в канаве, долго боялись вылезти да так и уснули. Взрослые нас долго искали спящих и нашли в этой канаве.

Я тогда была ещё мала, чтобы многое помнить. Но до сих пор жалею, что в своё время так мало мы расспрашивали взрослых о войне. Да и они тогда как-то неохотно об этом говорили.

…Сегодня дети войны все почтенного возраста. Но жива память о трудных и тяжёлых для них и всей страны годах. Никто не хочет повторения пережитого. Для молодёжи их воспоминания - далёкое прошлое, а для детей войны – по-прежнему настоящее. Нельзя забывать о пройденном тяжком пути и жертвах той великой войны.

Подготовила Г. Чубатая

(Фото предоставлено архивом школы №1)

 

Комментарии (0)

Фотогалерея

архив новостей

Подписка

Поделись новостью

Каталог организаций