ЦАРЁВЫ КАБАКИ

23.10.2013

Традиции «царёвых кабаков»: питейные заведения в Крестецком уезде до 1917 г. (по документам Государственного архива Новгородской области).

Среди разнообразных развлечений человека питейные заведения – кабаки, корчмы, трактиры и харчевни - были неотъемлемой частью жизни горожан и сельских жителей и занимали одно из ведущих мест по количеству посетителей. В императорской России продажа спиртных напитков находилась под жёстким контролем государства.

С 1765 г. Указом Екатерины II в России вместо государственной винной монополии вводилась откуп-ная система. Это делалось для увеличения сборов в казну от торговли алкоголем, причём деньгами, выплаченными заранее, а не собранными постепенно в результате розничной торговли.

Развитие питейных заведений на территории Крестец и Крестецкого уезда точно не известно, но в XIX в. данные заведения были широко распространены, а их деятельность строго контролировалась местными властями.

Как правило, в питейных заведениях торговали наёмные продавцы, так называемые сидельцы. Между местной конторой питейных сборов и сидельцем на определённый период времени заключался контракт на конкретных условиях. Во-первых, сидельцы должны были отвечать за все строения питейного дома, погреба и ледники, посуду и всякое имущество, которое принималось ими по описи. Во-вторых, сидельцы долж-ны были отпускать «питеи» исключительно по узаконенным ценам. Подписывая контракт, сидельцы вносили денежный залог в обеспечение вверенного им имущества и выручаемых от продажи денег, который в случае недоимок или взысканий контора имела право присвоить себе, не дожидаясь решения суда. В том случае, если суммы залога было недостаточно, сиделец «ответствовал всем своим движимым и недвижимым имением».

Обязательным документом, который должен был содержаться в каждом питейном заведении в это время, была так называемая книга питейного дома для записи сидельческих погрешностей. Записи в книгу вносил поверенный конторы питейных сборов. В Государственном архиве Новгородской области сохранилась книга одного из питейных домов Крестецкого уезда, куда в июле 1831 года сиделицей была назначена мещанка вдова Анна Кривцова. 14 сентября этого же года в книге была сделана запись об обмере посыльного.

«Сестра сиделицы  Кривцовой обмерила посыльного у 9\50 части ведра на 4 копейки, перебору учинила 4 копейки, отпущенное посыльному вино с пробою оказалось на 3 градуса слабее». При осмотре поверенным помещений питейного дома грязь оказалась «на посуде, на мерах и на полках». По результату проверки сиделице был вынесен выговор и взыскано 50 рублей. Надо заметить, что и к следующей проверке замечания не были исправлены, поверенный вновь отмечал грязь, «на крыльцо вывалены из окошка помои, и в питейном доме во всём неаккуратность». Новое взыскание составило 51 рубль 70 копеек, а Анна Кривцова лишилась должности. Новым сидельцем в питейный дом был назначен Алексей Богданов.

При поступлении на должность Анной Кривцовой был внесён залог в размере девяноста рублей, который контора засчитала в уплату штрафа. Принимая во внимание прошение Анны Кривцовой в учреждённый при Крестецком городническом правлении полицейский третейский суд об уменьшении штрафа за её проступки, контора простила ей недостающую сумму.

На основании заметок, содержащихся в отчётных листах сидельцев питейных заведений Крестецкого уезда, также можно судить и о предпочтениях в напитках среди местного населения. Особой популярностью пользовались вино в бочках, французская водка, сладкая 3-го сорта водка и наливка «Ерофеича», та самая, которая получила своё название в честь цирюльника Василия Ерофеича, который вылечил своей настойкой графа Алексея Орлова.

В 1863 г. была введена новая система продажи спиртных напитков, получившая название акцизной. Государство уступало право на изготовление водки частным заводчикам. Массовое промышленное производство водки в условиях свободной конкуренции и отмены монополии откупщиков привело к снижению её цены, увеличению продаж и росту доходов казны от акцизных сборов. С введением акцизной системы разнообразие питейных заведений увеличилось: появились пивные и портерные лавки, штофные лавки, рейнские погреба и погреба для торговли русскими виноградными винами, погреба с распивочной продажи акцизных питей, винные и ведёрные лавки.

Владельцами питейных заведений в это время становились мещане и купцы, крестьяне и дворяне, женщины и мужчины, однако Министерство финансов строго контролировало открытие питейных заведений. Так, чтобы открыть лавку или трактир, необходимо было направить прошение управляющему акцизными сборами губернии с просьбой о разрешении открыть питейное заведение с правом торговли распивочно или только на вынос. Управляющий выносил своё решение, затем направлял прошение на рассмотрение губернатору. Губернатор, если не встречалось никаких препятствий, давал своё разрешение. Если же у губернатора возникали сомнения, он отправлял запрос исправнику (исправник – судебная и полицейская должность Российской империи в 1775–1917 гг.; действовал в границах уезда), который предоставлял определённые сведения о лице, пожелавшем открыть заведение и «об обстановке в поселении в целом».

Как правило, причиной отказа просителям являлось существование в населённом пункте уже действующей питейной лавки, в связи с чем открытие второй не вызывало необходимости. Другой причиной отказа являлось то, что, имея в виду сомнительную характеристику потенциального владельца заведения, нельзя было ожидать надлежащей организации  торговли крепкими напитками.

В 1900 г. крестецкий купец Франц Петрович Реш, которому было разрешено открыть пивную лавку с выносной продажей в деревне Парахино Крестецкого уезда, повторно обращался к управляющему акцизными сборами Новгородской губернии с ходатайством о разрешении ему перенести «означенную лавку» в усадьбу дворянина Подушкина при деревне Поддубье того же Крестецкого уезда. Из ответного письма управляющего известно следующее: «…Имея в виду, что д. Поддубье находится рядом с деревней Парахино, где была разрешена просителю пивная лавка, и что, по собранным сведениям в данной местности, по её торговому и промышленному значению, а также по привычкам населения к потреблению пива, надобность в открытии пивной лавки имеется, я с своей стороны полагал бы ходатайство купца Реша удовлетворить и разрешить ему открыть пивную лавку с правом продажи только на вынос вместо д. Парахино Крестецкого уезда при д. Поддубье того же уезда».

Не исключено, что именно из-за действующей пивной лавки купца Реша в том же году было отказано в открытии пивной лавки в деревне Поддубье крупному и довольно известному даже за пределами Новгородской губернии производителю пива и прохладительных напитков - Новгородскому товариществу пивомедоваренного завода «Богемия». Попытка открыть лавку в этой же деревне не удалась и крестецкому дворянину Василию Васильевичу Харламову, проживавшему на станции Торбино Николаевской железной дороги.

Удивительно, что, вопреки распространённым представлениям о значительных масштабах потребления населением алкогольных напитков, в документах управляющего акцизными сборами можно было встретить совершенно неожиданную аргументацию отказа. Так, крестьянка Матрёна Фёдорова, проживавшая в д. Заручевье Крестецкого уезда, не получила разрешения на открытие в той же деревне пивной лавки с правом продажи спиртных напитков только на вынос в связи с тем, что, по собранным сведениям, население д. Заручевье было «не привычно к их потреблению».

Изменения законодательства, распространение питейных заведений и традиции потребления алкогольной продукции в каждом веке накладывали особый отпечаток на данную сторону жизни общества.

О. Рашковская, Ю. Струков, 

отдел использования документов Государственного  архива Новгородской области

Комментарии (0)

Фотогалерея

архив новостей

Подписка

Поделись новостью

Каталог организаций