Главная Читатель - газета Сквозь огонь и холод

Сквозь огонь и холод

29.04.2015

 Уходит поколение людей, на долю которых выпали тяжёлые испытания, неимоверные трудности и лишения. Они отстояли свободу и независимость своей страны, поднимали её из разрухи. Я хочу рассказать об одном из них, о своём отце – простом человеке, который, как и многие его сверстники, не щадил своих сил и здоровья во имя общего дела.

Мой отец Николай Ефимович Морозов родился в д. Проказово Бологовского уезда в крестьянской семье, в которой кроме него было ещё 6 братьев и 3 сестры. Родители держали большое хозяйство: двух лошадей, четырёх коров, около десяти овец. Окончив школу, он стал работать на почте: забирал из г. Бологое почту и развозил её на своей лошади по сельским почтовым отделениям. В 18 лет его призвали в Армию и после двухмесячной подготовки отправили в часть.

Шла Первая мировая война. Воинская часть держала оборону, каждую ночь на передний рубеж отправляли пулемётчика и наблюдателей, в числе которых был и он. Зимы в те времена были холодные, морозы стояли около 30-40 градусов. Шинели промерзали, землянки для обогрева не было, а огонь разводить было нельзя, так как немцы находились рядом и периодически обстреливали наши окопы из пулемёта.

Смена, в которой был мой отец, тоже попала под обстрел. Как он рассказывал, им пришлось остаться в окопах и на следующие сутки. Мороз крепчал, он перестал чувствовать ноги. На следующий день пришли санитары и утащили отца на брезенте в санчасть, а затем отправили в госпиталь. Врачи, осмотрев его, вынесли свой вердикт – ампутировать ноги. Отец рассказывал, что он начал плакать и просить, чтобы лучше пристрелили. «Кому я нужен в деревне без ног?!» - говорил он.

В группе врачей был пленный немец, который стал что-то говорить остальным, глядя на отца, а потом подошёл к нему. «Если хочешь, я попытаюсь спасти тебе ноги, но при этом испорчу тебе сердце», - сказал он. Отец согласился, не зная о том, какие испытания ему предстоит перенести…

На следующий день пришли четыре медбрата, пристегнули ремнями руки к туловищу и понесли в пристройку здания, где стоял большой котёл кипящей воды. Рядом вместе с другими врачами стоял немецкий доктор. Он сказал отцу: «Ты не терпи, ругай нас, как можешь и крепче!»

- Врач стоял с секундомером, - рассказывал отец. – Меня подняли над чаном и по команде опустили в кипяток ноги …Я кричал, ругал их, но они держали крепко до тех пор, пока врач не махнул рукой. Остальное я плохо помнил. Мои ноги чем-то смазывали, а через несколько дней эта процедура повторилась. Пока несли к чану, я уже плакал навзрыд, а после него снова находился без сознания. Недели через две всё повторилось вновь… Когда я очнулся в палате, врач поблагодарил меня за терпение и мужество и обнадёжил, что я буду ходить. А уже через месяц меня забрал домой мой старший брат, я стал понемногу помогать по хозяйству, пас скот, сидя на лошади.

Через три года отец женился на восемнадцатилетней Нюше Тарасовой, потом из родной деревни переехал на станцию Фирово, работал там на заготовке и отправке камня в Москву. Камни лежали вокруг Фирово целыми грудами. Его возили на лошадях на станцию, грузили в основном вручную на открытые платформы и отвозили в столицу.

Началась Великая Отечественная война, отца в августе отправили на фронт. Мать осталась с четырьмя детьми: старшей девочке шёл тринадцатый год, мне десятый, братику было три года и младшей сестрёнке – всего девять месяцев. Решили отправиться на родину матери – в деревню Сорочины. Добирались на машине. Только доехали до Бологое, и тут завыла серена, застрочили пулемёты… Машина остановилась, и шофёр сказал матери, что дальше не поедет, так как не имеет права рисковать машиной. Мы оставили вещи в дровянике одного из домов, взяли самое необходимое, что могли унести, и отправились в Сорочины пешком. На третий день мы пришли в деревню, где нас до весны приютил мамин брат, а весной перебрались в Проказово, на родину отца.

На фронте отец был заряжающим на «Катюше». И на этой войне судьба его не пощадила: был трижды ранен. С ранениями он лежал в одном из госпиталей Боровичского района. Мы с мамой пешком ходили в деревню, где был этот госпиталь. Дорогу нам указал мамин брат. Вечером пришли из Проказово в Сорочины, а утром, когда ещё было темно, продолжили свой путь и снова шли целый день и вечер. На санках везли отцу творог, сметану и молоко. Дороги тогда никто не чистил, идти по снегу было очень тяжело. Когда вошли в барак, где располагался госпиталь, я потеряла сознание, очнулась на нарах. Рядом стоял врач. Он дал мне какое-то лекарство, после чего я уснула. Мы были у отца четыре дня.

После госпиталя отец снова вернулся на фронт. Он часто рассказывал мне, как они форсировали Одер, брали Берлин. После победы пришёл приказ демобилизовать в первую очередь пожилых и раненых. Мой отец подлежал отправке первым эшелоном, но судьба распорядилась иначе. Незадолго до отъезда была обстреляна кухня, многих ранило, и потребовался новый повар. Поэтому отца оставили ещё на некоторое время. Как потом оказалось, судьба уберегла его: тот самый эшелон, на котором должен был отправиться домой отец, был взорван, много демобилизованных погибло. Среди них был и его лучший друг, земляк. Когда отец рассказывал об этом, то всегда плакал.

Отец вернулся в родную деревню, а потом сестра, жившая в Крестцах, предложила ему и его брату переехать в посёлок. Так мы и оказались в Крестцах. Отец трудился в леспромхозе. Всю жизнь, и на войне, и в мирное время, он не жалел себя, и умер на работе от инфаркта в 57 лет.

Похожих судеб очень много. Это люди особой закалки и отношения к жизни, честные, преданные, умеющие жертвовать личным ради общих интересов, брать на себя ответственность за близких людей, судьбу страны. Эти высокие цели и любовь к Родине и помогли им выстоять.

Е. Морозова

Комментарии (0)

Фотогалерея

архив новостей

Подписка

Поделись новостью

Каталог организаций