НА ВСЮ ЖИЗНЬ

31.10.2012

Эта беда, как правило, приходила неожиданно и страшно. Как пережить, когда близких, родных, любимых людей некая чёрная сила вырывает из семьи, ставит на них клеймо враг народа и обвиняет в таких страшных преступлениях, которые не могут уложиться в сознании обычного добропорядочного человека.

О репрессиях моя собеседница, уроженка Ямской Слободы Антонина Васильевна Шершнева, знает не понаслышке – она пережила трагедию, связанную с отцом, и пронесла память о ней через всю жизнь. Сегодня она вспоминает:

- Вся недолгая жизнь моего отца Василия Михайловича Минутина (на снимке вместе с женой Анастасией Александровной) неразрывно связана с Ямской Слободой: здесь родился, вырос, создал семью. Он окончил Крестецкое реальное училище и всю недолгую жизнь работал в лесном хозяйстве. Начинал лесником, затем - лесничим, вскоре стал заведовать Жаровским лесопунктом, вслед за тем - Литвиновским. Позже трудился техническим руководителем по лесу. Он был отличным специалистом в своём деле. Его любили и уважали рабочие. С детства помню, как частенько приходили к нему во множестве различные люди, собирались в нашем доме. Он много учился на курсах. Запомнилось, как во время учёбы в Тихвине в письме попросил маму сфотографироваться всей семьёй и отослать ему фотографию - скучал. Эта старая фотография сохранилась: на ней мама с нами, детьми. Нас было шестеро: Константин, я, Надежда, Евгения, Лидия, Дмитрий. В этот же год я пошла в первый класс...

Позже нашего отца стали посылать в командировки в украинский город Артёмовск. Я уже тогда училась в Валдайском педагогическом техникуме. Иногда на обратном пути папа заезжал ко мне. Очень ждала его приезда, так как скучала по дому. Помню, в 1938 году он сообщил, что его отправляют в командировку, а по возвращении обязательно заедет ко мне. Ждала я долго, но он почему-то не приезжал. На душе было как-то неспокойно, отпросилась я тогда с занятий и поехала в Крестцы. Приезжаю, а дома все поникшие, мама сообщает, что отца арестовали - именно там, на Украине. Оказывается, за это время к нам домой уже приходили с обыском, искали оружие, сказали, что папа - враг народа. От него мы так и не получили ни одной весточки.

Уже много лет спустя, когда стали узнавать, что с ним (поисками сведений занимался старший брат Константин – он писал по разным инстанциям), выяснилось: после ареста в марте 1938 года уже в начале мая был расстрелян.

Мы знали, что кроме нашей, в Ямской Слободе были семьи, из которых также изымали врагов народа. Был репрессирован и Павел, родной брат моего отца. Я до сих пор не возьму в толк: за что? Мой папа был трудяга, который не мог просто так присесть. Сутками пропадал на работе. Зима – он на заготовке леса пропадает. Весной – на сплаве. И вдруг - враг народа! Какой враг, когда в семье шестеро ребятишек! Дома бывал мало, но всегда приезжал с подарками. Любил пошутить, посмеяться, был хорошим семьянином. Сам любил читать и нам приносил книги. Я помню принесённые им «Робинзон Крузо», «Таинственный остров»... У нас все в семье благодаря ему любили читать.

После его ареста началась совсем другая жизнь. Все заботы о нас легли на плечи мамы. Ни пенсии, ни пособий. Она работала уборщицей, стирала по людям бельё. Жили впроголодь. Мы, ребятишки, летом, насколько хватало силёнок, трудились, подрабатывали на прополках в поле. Перед войной строили аэродром, так мы два лета работали с мамой, корчевали пни. Большой подмогой для семьи был свой огород, вот и на нём трудились не покладая рук. Надо было выживать. Мама очень тяжело переносила потерю, она и умерла на 64 году. И, тем не менее, всех нас вырастила и выучила. Все получили образование.

Жить с сознанием, что твоего отца считают врагом народа, нелегко. Окружавшие люди были разными: одни жалели, зная наше тяжёлое положение, другие в глаза говорили, что мы враги народа. С этим связано немало историй, и сегодня их вспоминать тяжело. Брат Константин, участник Сталинградской битвы, едва не был исключён из партии, но как-то обошлось.

…Сегодня Антонине Васильевне идёт 91-й год. Несмотря на свой почтенный возраст, выглядит удивительно моложаво. Очень подвижная, привычки трудиться, быть всегда в заботах не отпускают её и сегодня. Всё время на ногах, не может усидеть без того, чтобы хоть что-то не поделать в огороде. Она не любит зиму – забот меньше, да и в огород не выйдешь. Вот только зрение стало подводить, уже не почитаешь, говорит, как раньше.

Она всегда была первой помощницей своей матери, помогала растить младших. Вязать, шить, что-то перешивать – эти занятия сопровождали её смолоду. Для братьев и сестёр она так и осталась навсегда «нашей старейшиной».

В Книге памяти жертв политических репрессий Новгородской области имеется справка на её отца. 30 октября Антонина Васильевна всегда приходит к Памятному знаку на Городское кладбище почтить память пострадавших в годы репрессий, в Свято-Троицкий храм - на панихиду. Это с ней на всю жизнь.

Г. Чубатая

Комментарии (1)

02.06.2013 в 22:42 Гость написал:

Уважаемый редактор! Огромное Вам спасибо за эту статью. Я внучка Шершневой Антонины Васильевны. Она наша ЛЮБИМАЯ МАМА, БАБУШКА И ПРОБАБУШКА.И много рассказывает нам про наших предков....
Нашему поколению необходимо беречь память о прошлом, без него нет будущего...Ещё раз спасибо.....

Фотогалерея

архив новостей

Подписка

Поделись новостью

Каталог организаций